Денис Гуцко о книге "Бета Самец"

Расскажите пожалуйста, как родилась идея написать книгу?

- На стадии замысла был довольно смутно сформулированный, но внятно переживаемый позыв рассказать о таком человеке, который добровольно принял роль вечно второго. Заплатил амбициями за пресловутую стабильность, если угодно. Откуда пришёл замысел, сложно сказать. Но когда герой начал вырисовываться, я понял, что я встречал таких людей. Среди бизнесменов, к примеру – это были те, кто  прекрасно понимал, куда движется маятник из предельной точки девяностых. Видели, как выстраивается новая элита, цементируется новое неравенство – заканчивалась жизнь по понятиям, начиналась жизнь по статусу. Мы теперь во всём этом живём – когда какая-нибудь корочка, судейская или депутатская – позволяет уходить от ответственности перед законом даже по уголовным делам. А в переломный момент, когда заканчивалась эпоха малиновых пиджаков, многие, как мой герой, этот новый порядок приняли.

Но это – если пересказывать на холодную голову ту самую идею, о которой вы спрашиваете. Разумеется, в процессе написания – а так и бывает, когда звёзды встали правильно и запущен творческий процесс – замысел отошёл на второй, если не третий план, и я просто старался пересказать словами жизнь – только что придуманную, но оттого не менее реальную для меня.

Как вы готовились к написанию? Вероятно, что собирали материал, или общались с людьми, образы которых потом попали в произведение? Сколько времени занял подготовительный период?

- Нет, ничего специально не собирал. Вспоминал и выдумывал – только и всего.

Как писалась книга? Текст шел ровно, или наоборот? Много энергии занимала работа?

- Любой роман – затея энергозатратная. Роман не создать на одном лишь возбуждении от рождения нового мира под подушечками твоих пальцев – как создаются тексты более короткие. Случались и остановки, и нить рвалась. Всё как обычно, в общем.

Происходили с рукописью какие-то необычные вещи? Может быть была какая-то мистика?

- Обошлось.

Чем вы занимались в то время, когда писали книгу? Где работали? Чем увлекались?

- Нигде штатно не работал. Это был мой первый и последний опыт журналистского фриланса. Не задалось. Настроение в связи с безденежьем, этим самым фрилансом обусловленным, было так себе. Но писал роман с удовольствием. Вообще во время написания «Бета-самца» пришло ощущение, что – вот, я, наконец, научился писать, научился делать именно так, как хочу.

У каждого автора есть своя техника письма. Кто-то систематически пишет  с утра и до обеда, кто-то работает урывками, кто-то предпочитает  записывать на диктофон, а потом расшифровывает. Как это происходило у вас, когда вы писали «Бета-самца»?

- Опять же, ничего особенного. Садился за компьютер и писал – кажется, это происходило в первой половине дня. Вообще, не думаю, что на этом как-то стоит акцентировать внимание. Вот у Набокова был уникальный метод с его карточками. Вряд ли кто-нибудь перещеголяет его в оригинальности по этой части. Но не станем же мы всерьёз увязывать такой метод с особенностями набоковского стиля, в основе которого тончайший лингвистический слух и титаническая начитанность. Сэлинджер свою великую повесть «Над пропастью во ржи» написал в прямом смысле на коленке, в армейском джипе во время привалов. А когда стал знаменит и купил себе дом, уходил писать в звуконепроницаемый бункер. Но написанное в этом бункере не идёт ни в какое сравнение с написанным на коленке, без всякой методы и заморочек.  Важен всегда только результат. Техника письма – это так, мелкий нюанс.

Вы писали  от руки, или на компьютере? Некоторые писатели говорят, что через компьютер сложнее "изливать душу". Согласны вы с этим, или нет?


- Не мой термин – писательство категорически не сводится к умению изливать душу, даже на уровне мотивов. Предубеждения против клавиатуры у меня нет. Вообще не очень интересная тема. Единственное, что тут может представлять интерес – если бы кто-нибудь взялся выявить, как связаны предпочтения в способе написания и почерк. Возможно, обнаружится, что от руки предпочитают писать те, кому нравится собственный почерк. Мне мой не нравится.

Что вам помогало писать? Может у вас были какие-то талисманы? Может какая-то особая муза? 

- Ни талисманов, ни муз. Увы мне.

Сколько прошло времени от момента начала, до завершения книги?

- Не помню. Около года, кажется.

В каком городе, или каких городах России/мира шла работа над произведением?

- В Ростове-на-Дону, в двухкомнатной квартире в Северном жилом массиве.

После того, как вы написали книгу, дали вы ей отлежаться, чтобы еще раз отредактировать рукопись?  Или сразу ее решили предложить издательствам для публикации? Сколько редактур вы сделали перед публикацией?

- Сразу отправил издателю. Но потом, перед отправкой в типографию, редактировал.

Хотели бы вы написать  ее продолжение?

- Нет

Характеры героев книги сразу у вас родились такими, как есть сейчас, или они как-то эволюционировали?

- Характеры уточнялись по мере написания. Это похоже на процесс вглядывания в человека, который подходит к вам издалека.

В книге есть какие-то автобиографические части? 

- Есть немного – истории из девяностых.





Интервью взял Павел Алашкин, март 2018