Роман Сенчин о книге "Зона затопления"

Вновом романе Сенчина «Зона затопления» жителей старинных сибирских деревень в спешном порядке переселяют в город – на этом месте будет Богучанская ГЭС. Автор не боится параллели с «Прощанием с Матерой», посвящение Валентину Распутину открывает роман. Люди «зоны» – среди них и потомственные крестьяне, и высланные в сталинские времена, обретшие здесь малую родину, – не верят, протестуют, смиряются, бунтуют. Два мира: уходящая под воду Атлантида народной жизни и бездушная машина новой бюрократии… 

Как и когда появилась идея написать книгу? Как появилась сюжетная линия? Какие переживания вами двигали?

Я родился и вырос в Туве, это республика в Сибири, южнее Красноярского края. С детства слышал о строительстве рядом Саяно-Шушенской ГЭС, а потом, уже лет в шестнадцать, переселяют целый городок, Шагонар, на западе Тувы, в связи с образованием Саянского водохранилища. Людей переселяли километров на двадцать, но были слезы, горели те дома, которые не стали перевозить на новое место… Бывал и на так называемом Красноярском море, видел дороги, уходящие в воду, вершины лиственниц, торчащие из воды, помню этот гнилостный запах застоявшейся воды… В 90-е и начале 00-х казалось, что такой метод строительства ГЭС, когда река перекрывается плотиной от берега до берега, образовывается огромное водохранилище, ушел в прошлое, но в 2005 году узнал, что возобновлено строительство Богучанской ГЭС. Стал следить за этим по прессе, основном красноярской, так как в центральной почти ничего не появлялось, потом стал сталкиваться с людьми, которых переселяли из зоны затопления в города Минусинск, Абакан, где я часто бываю, слушал их рассказы. Постепенно сложились сюжеты новелл, объединенных одной темой, одной географией. Так постепенно сложилась книга.

Чем вы занимались в то время, когда писали книгу? Чем увлекались? Какое вообще было настроение?


Когда писал книгу – писал книгу. Я пишу хоть и медленно, но, скажем так, целеустремленно. Голова занята ей. Конечно, отвлекаешься на разные бытовые дела, но они делаются механически, в этаком полусне… Настроение было невеселое, но, говорят, я вообще не очень веселый человек.

У каждого автора есть своя техника письма. Кто-то систематически пишет  с утра и до обеда, кто-то работает урывками, кто-то предпочитает  записывать на диктофон, а потом расшифровывает. Как это происходило у вас?


- Я пишу по утрам, и потом в течение дня небольшими периодами, если позволяют обстоятельства. Пишу в основном от руки, в тетради, потом перечитываю, правлю, затем уже набиваю в компьютере. Диктофоном не пользуюсь. Мне легче писать, чем наговаривать. И, честно говоря, ни одного удачного чужого произведения, которое было надиктовано, вспомнить не могу.

Что вам помогало писать? Может у вас были какие-то талисманы? Может какая-то особая муза?


Музы, наверное, у всех особые, персональные. Хорошо, что моя ко мне время от времени прилетает… Талисманов особых нет, но есть дорогие вещи, которые стоят на столе, висят на стене, и помогают… Год назад я переехал из Москвы в Екатеринбург практически без всего того, что меня окружало, и отсутствие этих вещей сказывается. Работать труднее.

Сколько прошло времени от момента начала, до завершения?


Одно дело, когда непосредственно пишешь. Этот период в случае «Зоны затопления» занял полтора года. Грубо говоря – с середины 2013 до начала 2015-го. Но этому предшествовали почти восемь лет сбора материалов и сомнения: стоит писать, не стоит. Это вообще-то обычный сценарий моей работы: с пылу, с жару я пишу очень редко. Но в случае «Зоны затопления» сомнения усиливались тем, что я обращался к теме, вроде бы закрытой для прозы. Я имею в виду повесть Валентина Распутина «Прощание с Матерой». Но, во-первых, повесть была опубликована больше тридцати лет назад, и за это время многое изменилось, а во-вторых, она не закрыла тему такого рода станций в жизни, когда стали достраивать Богучанскую ГЭС. В общем-то, поэтому я и сел за свою книгу. 

Как на вас , в момент работы, влияли те события которые происходили в нашей стране?


Влияли, конечно. Но я не старался вставлять с роман ежедневные новости. Тем более что описывал события примерно трехлетней давности.  

В каком городе, или каких городах России/мира шла работа над произведением?


В основном в Москве, где я жил тогда… Я вообще-то беру тетради, ноутбук в любую поездку, надеясь писать в свободное время. Но это очень редко случается. Мне нужно свое место, свой стол, свои стены.


После того, как вы написали книгу, дали вы ей отлежаться, чтобы еще раз отредактировать рукопись?  Или сразу ее решили предложить издательствам для публикации? Сколько редактур вы сделали перед публикацией?


Книга состоит из глав-рассказов. Они, конечно, связаны друг с другом, но каждый имеет свой сюжет. И некоторые я публиковал в журналах по мере написания с подзаголовком «Из книги «Зона затопления». Потом, когда роман был в целом готов, наступил период правки, выстраивания общего сюжета. На это ушло довольно много времени. 


Огромному количеству людей полюбилась ваша книга. Хотели бы вы написать его продолжение?


Нет, продолжения, скорее всего, не будет. Но отсылки к сюжету «Зоны затопления» возможны. 

Кто из людей оказывал на вас наибольшее влияние, в то время когда вы писали?


В общем-то, никто. Но я всегда держал в памяти повесть Распутина, хотя и всячески старался ее забыть.   


Предполагали ли вы, что книга станет популярной ?


Когда пишешь с мыслью о публикации, всегда надеешься, что эту вещь прочитает много людей. К сожалению, такое случается нечасто. Некоторые повести и рассказы, да и романы остаются практически незамеченными… А то, что «Зона затопления» получит премию «Большая книга», стало для меня полнейшей неожиданностью. Это честно.


В каком издательстве была в опубликована книга в самом начале?


Книга была издана в «АСТ», в редакции Елены Шубиной в 2015 году. А до этого главы выходили в журналах «Дружба народов», «Новый мир», «Наш современник», «Октябрь», «Сибирские огни», альманахе «Енисей»… Первая глава была опубликована в газете кежемского района «Советское Приангарье». Это как раз там, где происходит действие романа. 

Как вы считаете, в чем три основные причины успеха «Зоны затопления"?


Не знаю. И не хочу угадать – это не дело автора. Да и не вижу особого успеха.   


Характеры героев книги сразу у вас родились такими, как есть сейчас, или они эволюционировали в процессе написания?


Большая часть героев взята из жизни – кого-то я знал лично, о ком-то слышал, о ком-то читал. Про то, что они эволюционируют по ходу действия вряд ли можно говорить, так как взят относительно небольшой временной промежуток. «Зона затопления», скорее, не история, а ситуация, в которую попали люди.


Интервью взял Павел Алашкин, февраль 2018