Герман Садулаев о книге "Шалинский рейд"

Любая книга рождается не сразу. Как появилась идея ее написать? Как появилась сюжетная линия?

Когда я написал сборник рассказов о чеченской войне, то уже думал о том, чтобы обратиться к романной форме. Несколько лет идея вызревала. Сюжетная линия прояснялась. Переживания были, но было и осмысление произошедшего.

Как вы готовились к написанию этой книги? Сколько времени занял подготовительный период?

Да, я готовился. Читал много связанной с событиями литературы. Встречался с очевидцами. Удивительно, что одно и то же события разные люди помнят по-разному. Всего работа над романом заняла два года.

Как писалась книга? Текст шел ровно, или наоборот? Много энергии занимала работа?

Книга писалась периодами. Иногда за ночь писал две или три главы. Потом несколько месяцев не получалось ни строчки и я даже не надеялся, что завершу текст. Потом приходила новая идея и новая сила. Творчество не отнимает у меня энергию. Это как бы такая самозаряжающаяся подстанция. Она генерирует всё то, что потребляет. Как ветрогенераторы. Но иногда ветра нет и электричества тоже нет.

Происходили с рукописью какие-то необычные вещи? Может быть была какая-то мистика?

Всегда с романами случается какая-то мистика. Ищешь в одном месте, а необходимые сведения приходят совершенно из другого. Словно случайно встречаются люди, которые рассказывают что-то важное. Сны ложатся в ткань текста. И придуманные раны лирического героя начинают у тебя болеть по-настоящему.

Чем вы занимались в то время, когда писали книгу? Где работали? Чем увлекались? Какое вообще было настроение?

Я как всегда работал. Днём работал, ночью писал. Это не очень хорошо. Лучше писать рано утром. Но получалось чаще ночью, иногда совсем не спал. Входишь в такое странное состояние, подобное трансу, и бродишь как лунатик, время от времени прорываясь к столу и записывая.

У каждого автора есть своя техника письма. Кто-то систематически пишет  с утра и до обеда, кто-то работает урывками, кто-то предпочитает  записывать на диктофон, а потом расшифровывает. Как это происходило у вас, когда вы писали «Шалинский рейд»?

Систематически работать – это хорошо. Но я не профессиональный литератор. У меня получалось писать только урывками, сессиями. Диктофоном в этих целях никогда не пользовался. Мне важно видеть текст целиком сразу на бумаге или на экране.

Вы писали  от руки, или на компьютере? Некоторые писатели говорят, что через компьютер сложнее "изливать душу". Согласны вы с этим, или нет?

Я думаю, лучше всего сочетать бумагу и компьютер. Сначала наброски на бумаге. У меня была тетрадь и даже не одна. Я отдал эти тетради-рукописи в музей, они собирали коллекцию рукописей современных авторов. Потом обложишься заметками, выписками, записками, и составляешь текст на компьютере.

Что вам помогало писать? Может у вас были какие-то талисманы? Может какая-то особая муза?

Двигало желание оставить свидетельство о времени и о нас, и о тех, кто погиб. Муза у меня странная, это муза не литературы, не истории, а, скорее, муза человеческой печали, трагедии человеческого существования. У меня были артефакты, близость которых настраивала на нужную волну. Письма, фотографии, осколки. Главным моральным авторитетом и мотиватором для меня был мой отец, ныне покойный. Он всегда вдохновлял меня писать, продолжать писать несмотря ни на что.

Сколько прошло времени от момента начала, до завершения книги?

Собственно написание заняло как обычно, девять месяцев. Но была долгая предварительная подготовка.

В каком городе, или каких городах России/мира шла работа над произведением?

В основном, это был Петербург. Часть книги была написана в самом Шали. И закончена в Париже.

После того, как вы написали книгу, дали вы ей отлежаться, чтобы еще раз отредактировать рукопись?  Или сразу ее решили предложить издательствам для публикации? Сколько редактур вы сделали перед публикацией?

Рукопись отлежалась недолго. Потом мы с издателями, Ад Маргинем, что-то редактировали. И была ещё краткая версия, опубликованная в журнале «Знамя». Она была первой. Всего было три версии и они немного отличаются: версия в «Знамени», версия в книге «Ад Маргинем» и ещё одна версия, опубликованная в «Роман-газете». Самая полная редакция – в книге.

Хотели бы вы написать  ее продолжение?

Продолжение, нет, не предусматривалось. Лирический герой, кажется, погиб.

В каком ИД была издана книга в самом начале?

Только в Ад Маргинем, других книжных изданий пока не было. Есть ещё перевод на китайский язык, издан в Китае.

Характеры героев книги сразу у вас родились такими, как есть сейчас, или они как-то эволюционировали?

С героями не всё было понятно, кто они, кем станут в конце повествования. По мере развития текста они проявлялись.

В книге есть какие-то автобиографические части?

Да, примерно половина основана на автобиографии и на реальных событиях. Вообще, это мой жанр: альтернативная автобиография. Как могла бы сложиться моя жизнь, если бы в каком-то поворотном пункте всё случилось иначе.

Пару слов - пожеланий для наших читателей?

Читайте книги. Не только признанную классику, но и книги, написанные вашими современниками. Иногда это, конечно, не столь совершенная проза как Толстой или Бунин. Но современная литература важна, она помогает нам понять то, что происходит сейчас, в нашей жизни, увидеть глубже.


Интервью взял Павел Алашкин, март 2018

ЗАГОЛОВОК